Андрей ФОМИН: ЗАЧЕМ СОРОКАЛЕТНЕМУ МУЖЧИНЕ ПРЫГАТЬ С ПАРАШЮТОМ?

или все дороги ведут к Храму

Современный человек живет в суперзакодированном пространстве и сам исподволь превращается в “единицу информации”, а окружающие его со всех сторон технологии создают фантомы, которые кажутся совершенно реальными. Общаясь в интернете, с помощью SMS, или в “тусовках”, объединенных зачастую чисто корпоративными интересами, он постепенно переходит на “птичий язык”, не способный передать всю глубину его мыслей и чувств. Но потребность в полноценном общении, если верить практикующим психологам, при этом не только не исчезает, но становится еще более острой, порой даже болезненной. Почему люди так страдают от одиночества? Что мешает им услышать друг друга? И где им искать выход? Об этом мы беседуем с психологом-психотерапевтом, преподавателем Высшей школы психологии при ИП РАН Андреем Германовичем ФОМИНЫМ.Андрей Германович ФОМИН родился в1962 году в Москве. Выпускник МВТУ имени Баумана и Академии профессиональной психологии. Пришёл к вере в 2000 году. Последние пять лет – практикующий православный психолог-психотерапевт, преподаватель Высшей школы психологии при ИП РАН.

– Андрей Германович, почему общение в современном мире становится все более поверхностным?

– На мой взгляд, кризис общения сейчас связан с внешней ориентацией всей нашей жизни – на потребление, на социальный успех. Все определяется некими внешними критериями, а внутренние критерии отошли на задний план. Но когда человек, пытаясь реализовать внешние потребности, встает перед какой-нибудь неразрешимой задачей, он неминуемо сталкивается со своим внутренним миром. И оказывается, что многое из того, что для него до этого имело значение, теперь уже не так важно. Тогда может наступить состояние внутренней безысходности – это оборотная сторона той повышенной внешней активности, в которой мы живем.

По сути дела, наше общество глубоко депрессивно, и формальность общения – тот защитный механизм, который люди применяют, чтобы не столкнуться со своим внутренним негативным содержанием. Они наращивают темп своей жизни, придумывают все новые и новые развлечения. Для чего они это делают? Зачем сорокалетнему мужчине гонять на снегоходе или прыгать с парашютом? И это еще в лучшем случае. А то есть еще традиционный народный способ ухода от пустоты. Под воздействием алкоголя возникает иллюзия легкости в отношениях с другими людьми. А если идти по этому пути дальше, то вместо снятия напряжения человек приходит туда, куда он так боялся попасть – в ту самую безысходную пучину, которая и вызывает чувство безотчетной тревоги, ощущение пустоты и бессмысленности внешних форм жизни.

Чтобы справиться с этим состоянием, человек создает защитную оболочку. И люди общаются через призму этих защитных механизмов. Причем, непростые социальные условия, в которых мы сейчас оказались, вырабатывают более жесткие “защиты”.

Искреннее общение блокируется ценностями, навязанными окружением – в своем общении люди незрелые ориентируются на навязанный им социальный идеал.

– Может, люди просто боятся, что их личные ценности не впишутся в так называемый “мейнстрим”? И чтобы избежать конфликта, надевают маску, похожую на маски окружающих…
– Но ведь эта маска сначала надевается, а со временем прирастает, и человек уже не в состоянии ее снять самостоятельно. Она снимается только в процессе духовной жизни. Когда человек начинает рефлектировать, начинает реанимировать свою совесть, снова ценить по правде жизнь и истинные ценности, освобождаясь от искусственно навязанных. У тех, кому повезло, это происходит еще в детстве, в процессе воспитания. У остальных – в результате тяжелых кризисов. При этом ролевое поведение уже не выполняет своих функций. Именно в этот момент человек начинает искать более надежное основание. “Ищите и обрящете” – сказано в Евангелии. Если человек начинает искать истинные ценности в себе и в других, то постепенно формы его общения меняются. Он ищет единомышленников, людей, которых тоже не удовлетворяют внешние формы отношений. В результате таких кризисных ситуаций человек приходит к Богу, а затем и в Церковь.


– А может ли в этом случае что-то предложить со своей стороны светское общество?

– Самое главное, что может предложить общество для глубинного общения, это семья. Но сегодня институт семьи разрушается. Дом перестает быть для современного человека крепостью, он уже не чувствует себя защищенным внутри семьи.

Свобода отношений, пропагандируемая СМИ, приводит к условности и необязательности самого понятия супружества. Вступая в параллельные отношения, человек не только разрушает внутреннюю целостность, но и становится на путь лжи, которая разрушает любовь.

Резкое уменьшение веры и любви в современном обществе сказывается и на дружеских отношениях, которые теперь часто носят некий потребительский характер и сводятся к совместному получению удовольствия. Конечно, это не исключает глубоких, серьезных чувств, кои до сих пор остаются основой искренних взаимоотношений. Но современное общество и современная культура не поддерживают, а разрушают такого рода отношения. Разрыв основы межличностного общения подрывает фундамент нравственных ценностей, веру человека. А если человек не верит окружающим, как он может искренне с ними говорить? Естественно, он будет говорить только то, что от него хотят услышать. Причем, будет это делать в тех пределах, которые ему формально определены. А “отрываться” будет так, как ему позволяет кошелек и диктуют привычки. Тем более, что способов занять время сейчас становится все больше. Но все это некий заменитель общения и дает эффект только до определенного момента. Неудовлетворенность в общении и, как следствие, чувство одиночества приводят к тому, что человек сам с этим справиться уже не может. Что только не делают люди, пытаясь преодолеть этот кризис. Кто-то пьет, кто-то уходит в интернет…


– Сегодня для многих людей компьютер действительно становится самым близким другом. А жизнь в чатах и на форумах – основным времяпровождением.
– Да, таких людей немало. Кстати, среди них встречаются и аутисты, замкнутые на своих внутренних переживаниях, которые просто испытывают серьезные трудности при общении с окружающими, и Интернет для них – расширение пространства. Но для большинства таких людей он не расширяет общение, а заменяет реальные отношения виртуальными.


– Выходит, чем больше мы общаемся посредством техники – компьютера или телефона – тем меньше у нас шансов найти общий язык с живым человеком?

– Конечно, все это не может заменить личного общения. Сегодня развивается, вернее, успешно внедряется мобильная, электронная субкультура. Происходит формирование сознания человека с использованием всех достижений современной психологии, физики и техники. Цель этого воздействия одна: заставить человека включить в число жизненных ценностей предложенные товары и услуги. При этом ценности, не совместимые с навязанными установками, просто вытесняются. Так на месте Царства Божия возникает карта потребительского рая, в котором “быть” заменяется на “иметь”. А в сфере общения реальные отношения заменяются обладанием средством простой беспроблемной коммуникации, где можно отключиться от линии, как только возникнет желание. Общаться таким образом гораздо легче, чем глядя в глаза собеседнику говорить о своих чувствах. Мобильная связь и интернет дают доступность и безопасность. Они дают простор для фантазии и радостных надежд. Но реальная жизнь часто не оправдывает ожиданий, и человек возвращается в более комфортную среду.

– А когда человек созревает для похода к психологу?

– К психологу человек приходит, осознав, что он никому со своими проблемами не нужен. Есть такое расхожее выражение: “Не надо меня грузить”. Никто не хочет, чтобы его “грузили”. У всех своих проблем выше крыши. И человек вынужден обращаться к наемному слушателю.

Психологи проводят групповые тренинги, где люди получают опыт искреннего общения. Но проблема в том, что этот опыт трудно перенести в реальную жизнь. И человек буквально попадает в зависимость от группы.


– В чем же тогда выход?

– Для себя я вижу выход в христианской жизни. Если человек живет в соответствии с заповедями, шансов к открытому общению у него гораздо больше. Фактически все Евангелие, вся жизнь христианская – путь к такому общению.

Ведь человек всю жизнь пытается выразить себя, но это выражение носит ролевой характер. В семье, на работе, среди друзей – он всегда находится в какой-то ролевой позиции. Он даже наедине с самим собой не задумывается: а кто же он такой сам по себе? Приход в Храм для многих является спасением. Этот момент зачастую бывает поворотным в жизни, потому что, придя в Церковь, человек уже не должен играть никаких ролей. Вставая перед лицом Господа, он освобождается от той нагрузки, которую испытывал постоянно. Он обретает ту частичку покоя, которая, как закваска, вырастает потом в нечто большее. Здесь человек обретает духовную опору, многие вообще пересматривают всю свою жизнь.

Придя в Церковь, человек приходит не только в некую социальную организацию, он приходит к Богу, возвращается к истинным ценностям, где блаженны нищие, блаженны кроткие, блаженны жаждущие правды, блаженны миротворцы…

А промысел Божий о каждом из нас – это и есть та подлинная сущность, которая в нас заложена. И без богообщения мы эту сущность раскрыть не можем. Но пока до этого дойдешь, порой приходится пройти длинный лабиринт.

7 № 5 (37) май 2006
рубрика: Архив » 2006 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.