Александр ДВОРКИН: ПОСТАВИМ ТОЧКИ НАД i

на комментарий “КРЕСТОНОСЦЫ И ВИЗАНТИЯ”, “Фома” №9, 2006 год

Я весьма благодарен Дмитрию Володихину за лестный отзыв обо мне, но не могу не ответить на его критику в адрес моего интервью, пояснив несколько пунктов.

Ситуация у любого интервьируемого сложная – сам жанр не подразумевает развернутой научной аргументации. Можно только декларировать свои взгляды, что дает возможность говорить о спорности любого положения. Не навязывая своих взглядов никому, я лишь хочу пояснить, на чем основаны мои мнения.

Разумеется, исламский фанатизм не появился на свет в результате крестовых походов. Но очевидно, что в результате их отношения мусульман к местным ближневосточным христианам изменились принципиально. Правление терпимых и просвещенных аюбитов сменилось на военную диктатуру мамелюков, обрушившихся на христиан с повсеместными и жестокими гонениями. Именно тогда до этого весьма вялотекущий процесс исламизации региона активизировался, и вскоре была перейдена точка, за которой уже не было возврата: до Крестовых походов мусульмане были меньшинством, хотя и правящим, а после и очень быстро в меньшинство превратились христиане.

Не могу согласиться с коллегой Володихиным, что история Византии – это лишь цепь поражений от мусульман и отступления перед исламом. Ведь император Константин Погонат отбил мусульман от стен Константинополя в 678 г. К 1000 г. Византия отвоевала всю Малую Азию до Закавказья, а заевфратские исламские государства стали ее вассалами. Все острова Восточного Средиземноморья и великий город Антиохия были возвращены Империи еще раньше. В конце Х века армия императора Иоанна Цимисхия дошла до Галилеи, и лишь преждевременная смерть этого талантливого полководца помешала возвращению христианского правления в Палестину.

Да, в 1071 г. Роман Диоген потерпел катастрофическое поражение от турок-сельджуков при Манцикерте, а последовавший за его пленением династический кризис помешал выправить ситуацию. Но воцарившаяся с 1081 г. талантливая династия Комненов начала процесс отвоевания земель у разделившихся между собой сельджуков и за сто лет практически вышла к прежним границам. Действительно, как пишет профессор Уколова, император Алексий попросил у папы Урбана солдат, что и спровоцировало 1-й крестовый поход. Но просил-то он несколько отрядов наемников, а не вторжения неуправляемых и враждебно настроенных армий с собственными целями. В общем, вышло по русской поговорке, что иной услужливый человек может оказаться опаснее врага.

Да, после кончины внука Алексия – Мануила Комнина произошел очередной кризис и границы Империи вновь сократились, но было достаточно шансов, что при приходе к власти талантливого правителя произойдет очередной перелом. Именно этот процесс и был разрушен преступным IV крестовым походом.

Я понимаю настороженное отношение к монголам обоих моих рецензентов, вызванное кровавым следом, оставленным татарским игом в русской истории. Но все же, поход монголов на Ближний Восток, о котором пишу я, был принципиально иным: туда шла армия, осознающая себя христианской, воюющая против ислама и за христианство. В ходе этой монгольской кампании жизнь и имущество христиан повсюду оставались неприкосновенными. Когда говорят о монгольских зверствах, нужно учитывать, что они вершились языческими племенами. Но вот начинается процесс распространения христианства среди монголов. Какими бы они стали, приняв Христа всем народом? Остались бы у них беспощадные, жестокие порядки? Узнать нам не дано, ибо, не без помощи крестоносцев, эта историческая возможность осталась нереализованной. Но мы вполне можем предполагать, что Византия, приручившая, христианизировавшая и цивилизовавшая за свою долгую историю бесчисленное количество “варварских” племен, могла “переварить” и монголов.

Не могу согласиться и с мнением о значительном культурном воздействии крестовых походов на Европу: известнейший английский историк сэр Стивен Рансимен считает его минимальным, особенно если соотносить его с затраченными усилиями.

Наконец, не могу не поправить обоих моих оппонентов: мертворожденная Латинская империя в Константинополе просуществовала не 70, а всего 57 лет.

А закончить я хочу словами того же Стивена Рансимена, что ущерб, нанесенный крестовыми походами мусульманам – ничто по сравнению с ущербом, который потерпели от них православные христиане Ближнего Востока и Греции.

В продолжение темы читайте:

— "ЛОВУШКА "СВЯТОЙ ВОЙНЫ", интервью Александра ДВОРКИНА;

— "О "СВЯЩЕННОЙ ВОЙНЕ" и "ВОИНСТВЕ ХРИСТОВОМ" В СРЕДНЕВЕКОВОМ МИРЕ ЗАПАДА", комментарий историка Виктории УКОЛОВОЙ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.