5 вопросов об августовском номере «Фомы»

Отвечает Елизавета Владимирова, доктор медицинских наук

1. Какой материал «зацепил» лично Вас как читателя? 

Конечно, это Тема номера. В статье «Всё умрет, а я останусь» (с. 16) довольно подробно рассмотрена реакция общества на фактор старения человека.

Футуристические проекты продления жизни, о которых говорит автор, кажутся мне очень наивными. В организме человека множество регуляторов, определяющих его жизнь, — гормональная, нервная система и т. д., и никто не может сказать в точности, как они регулируются на клеточном уровне. Сейчас появилось понятие «апоптоз»: процесс старения и умирания клетки. Но вот раковая клетка живет, делится, не стареет, не умирает — получается опухоль, распад… В начале века, когда изобрели микроскоп, и немецкий ученый Вирхов положил начало так называемой клеточной теории, говорили, что клетка — основа жизни, от нее надо отталкиваться в изучении человека. Но прошло время, и стали говорить, что отталкиваться надо от организма как единого целого. Сегодня мы снова возвращаемся на уровень клетки, но уже через призму знания об организме в целом. И ведь до сих пор никто до конца не знает, по каким законам живет клетка. Хотя есть еще живой дух, который не взвесишь, не изучишь под микроскопом, он тоже регулирует нашу жизнь. Дух уходит — и тело перестает функционировать: как можно надеяться его механически оживить?

«Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть» — приводит автор цитату из Библии. Действительно, человек без веры, без стержня «сгорает». Во времена моей юности считалось, что именно физическое развитие влияет на функции организма, определяет гармонию в жизни — фактор духа в эту формулу не включался. Конечно, в целом возможности человеческого организма колоссальны — если правильно к нему относиться. Но дух невозможно исключить. Люди старой закалки, которые прошли лагеря, войну, живут долго — пусть даже они не верующие, но их дух крепок, у них есть принципы жизни. А человек без стержня, без веры живет на собственных эмоциях, в собственных обидах, «сжигает» себя пристрастиями к деньгам, к удовольствию — все это приводит к разрушению изнутри, к заболеваниям. Дух, душа и тело — все взаимосвязано.

С интересом прочитала интервью епископа Пантелеимона (с. 22). Он очень по-человечески подошел к теме, для него она личная. Здесь я могу сказать одно только: действительно, человек должен готовиться к смерти. Люди по-разному умирают: одни уходят очень легко, другие проходят через неимоверные страдания — особенно молодые, которые «прожигали» свою жизнь. Это просто надо видеть!.. Совсем недавно к нам попала девочка после попытки самоубийства. Она из хорошей семьи, но в 14 лет ушла из дома, стала употреблять наркотики. А в 16 — выпрыгнула из окна. Хотя травмы у нее такие, что, при ее молодости, она должна была выжить. Но — не выжила. И умирала очень долго, в страшных страданиях — ни туда, ни сюда, мы не могли ничем помочь… Но, во всяком случае, я верю, что все нам дается во исправление души. Человек за все в этой жизни платит — болезнями, страданиями — за все. Это просто вопрос времени: сейчас или позже. Всё остается с ним, все следы его дел, даже на биологическом уровне существует память организма. Об этом стоит задуматься.

Еще одно наблюдение: очень часто Таинство Соборования для человека, находящегося при смерти, становится некой определяющей чертой, после которой ему делается либо хуже, либо лучше. Я часто наблюдала: если больного соборуют, он уходит тихо. Я не знаю, как это объяснить, но это факт…

2. Что стало для Вас открытием номера? 

Прибытие в Россию, Белоруссию и Украину креста Андрея Первозванного (с. 99). Для меня стал открытием сам этот факт и сама форма креста, на котором был распят апостол.

3. Какой материал в номере, на Ваш взгляд, самый актуальный?

Это колонка главного редактора (с. 6) — о том, насколько важна доброта и как остро нам ее не хватает: в работе, в отношениях семейных. Каждый сам за себя. Недавно я общалась с доктором со скорой, он рассказывает, что нередко приезжает на вызовы к старикам и видит их брошенными, несчастными, лежащими в грязи: у детей своя жизнь, у них — своя…

Где-то я читала, что существует грех немилосердия. Мне приходилось слышать от монахов Киево-Печерской Лавры, что немилосердие хуже убийства. И мне кажется, чем больше привлекать внимание людей к этой теме, тем лучше.

4. О чем бы Вам хотелось прочесть в следующих номерах? 

Каждый месяц выходит рубрика «Найти ребенка по видеопаспорту», но мне было бы интересно понять динамику становления детей-сирот, которых усыновляют. Как у них складывается жизнь?

5. Чего не хватает в этом номере?

Я недавно ездила по Европе, и мне хотелось бы увидеть в журнале материалы о святынях, которые хранятся там: где они находятся, как были обретены. Каким великим трудом, например, французский король добыл Терновый венец Спасителя — притом, что византийские купцы даже каждую иглу продавали отдельно! К сожалению, интереса к этим реликвиям и их истории среди местного населения я не увидела: в основном к ним идут туристы. Востребованы ли эти святыни в Европе сейчас?

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.