5 вопросов о мартовском номере

К Наталье Лосевой

1. Что стало для Вас открытием номера? 

«Фома» все больше утверждается в хорошем вкусе. Материал Елены Зелинской «Яблоки от яблони» (с. 76) — не журналистика, а литература, но актуальная, в добром смысле «форматная», с глубоким, разноцветным, вовлекающим языком. Мне думается, что для качественных журналов это часть миссии — давать читателю хороший язык, увлекать чтением, учить этому удовольствию.

2. Какой материал в номере, на Ваш взгляд, самый актуальный? 

Совершенно изумительный, познавательный, насыщенный дуэт отца Дионисия Поздняева и матушки Киры (с. 18). Инте-ресная фактура, много неожиданных для меня фактов, легкий, но недилетантский обзор подоплек и условностей. И отличный редакционный ход: дать два взгляда на эти десять лет опыта — священника и его супруги. Мир стал слишком тесным, маленьким, чтобы избегать знаний о соседе, тем более таком — с мощной, материнской для огромной части мира, культурой. С другой стороны, часто кажется, что священник в длительной зарубежной командировке находится как бы в ситуации затянувшегося курорта, путешествия. Мы ведь редко слышим и думаем о миссионерстве в современном контексте. Записки отца Дионисия разбирают декорации наших стереотипов… Получила удовольствие и с радостью — рекомендую.

3. Чего не хватает в этом номере? 

В прекрасной подборке фотографий особенных детей (с. 60) мне не хватило молчания. Текст мне показался не просто лишним, а убивающим эмоцию и содержание.

А самая обостренная потребность сегодня — в строгих, разумных, взвешенных разговорах о проблемах современной Церкви: антиклерикализме и о том, что провоцирует антиклерикализм, о препятствиях, настоящих и мнимых, о взаимоотношениях Церкви и государства, Церкви и общества. Я считаю, что в обществе, как в семье — проблемы нужно проговаривать, а не растить, разойдясь по углам, кислые «обидки» и чувство непогрешимости собственного мнения. Владимир Легойда начинает этот разговор в своей колонке (с. 8), задевает одни из самых болезненных точек сегодняшней общественной дискуссии: «Люди, не согласные с учением Христа или церковными канонами, совершенно не обязательно являются нравственно несостоятельными. Еретик или раскольник не значит автоматически — подлец, мерзавец и негодяй…. Но это значит и то, что хороший человек — не всегда хороший христианин»… Вот эта попытка проговаривания, неназидательной дискуссии на равных — должна развиться.

4. Какой материал «зацепил» лично Вас как читателя? 

Фото «особенных» детей и Письма об усыновлении (с. 4). Это лучший жанр, пожалуй, для сложной и чувствительной темы. Документальный, непричесанный, не облагороженный журналистикой монолог. Очень искренний и оттого достоверный. Не важно, к примеру, что именно помогло маме приемной Вероники преодолеть кризис и неприязнь, важно, что она пишет о проблеме адаптации, о своих чувствах, о том, как было неприятно и больно. Незашлифованная правда — единственное, что имеет шанс зацепиться за память и сердце.

Интервью Антона Яковлева (с. 10). Ершистое, разбросанное, обо всем — но это не смотрится несовершенством исполнения, а наоборот — очень живым, очень аккуратно и трепетно переданным разговором.

5. О чем бы Вам хотелось прочесть в следующих номерах? 

Я очень люблю читать о стране: о людях, святынях, деревнях, городах, монастырях, об укладе, особенностях быта, о сложностях и радостях жизни.

Фото «РИА Новости»

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.