5 вопросов о майском номере

Отвечает архитектор Андрей Анисимов

Отвечает Андрей Анисимов, церковный архитектор, руководитель товарищества реставраторов «Мастерские Андрея Анисимова» 

1. Что стало для Вас открытием номера? 

Материал «Дом для мамы» (с. 62). Во-первых, для меня стал открытием сам факт, что такое место существует, — дом, где могут найти приют матери-одиночки, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. В очередной раз поражен службой «Милосердие», которая занимается этим и множеством других проектов. Во-вторых, мне кажется, это очень важная тема — дети и родители, вопросы семейного благополучия. Важно не оставлять ее.

2. Какой материал в номере, на Ваш взгляд, самый актуальный?

Наиболее актуальной мне кажется Тема номера — «Царствие Небесное» (с. 20). Над этим понятием многие, может быть, не задумываются, считают это для нас предметом ясным. Но оказывается, понятие «Царствие Небесное» гораздо более широкое, интересное, многогранное, чем мы привыкли думать. Эта тема очень увлекла меня! Тем более, что изложена она популярно — доступным, не заумным языком. Более всего из четырех текстов «Темы» мне запомнилась статья Андрея Десницкого «Ветхий Завет: пророчества о дне Господнем» (с. 26), в котором анализируется власть духовная и власть светская.

3. Какой материал «зацепил» лично Вас как читателя?

Интервью с Алексеем Романовым (с. 14), замечательным музыкантом и поэтом, стало для меня особенно «личным». Я из того же поколения, хоть и немного младше Алексея, но можно сказать «вырос на его песнях». По нынешним временам удивительно, ведь тогдашним бунтарям и «властителям умов» молодежи — Гребенщикову, Макаревичу, Романову — было едва за 20! А их духовный поиск был и нашим поиском. Жаль, что у нынешней молодежи нет таких лидеров…

Удивительно, что такие детали в интервью, как Библия, завернутая в «Комсомольскую правду», и интерес к Евангелию, порожденный рок-оперой «Иисус Христос — суперзвезда», обратный эффект от антирелигиозной пропаганды — всё так и было и у меня, и еще у сотен наших сверстников!

И меня к крещению привел мой друг Михаил Фейгин, работавший тогда режиссером в том же «Ленкоме» и служивший алтарником в церкви Воскресения Словущего на ул. Неждановой. Как же всё похоже!

Конечно, я не мог пройти мимо материала о новых храмах в столице, о строящейся церкви во имя Александра Невского при МГИМО (с. 60), которая стала одним из наших проектов. Приятно, что настоятель храма — протоиерей Игорь Фомин — затронул тему соработничества в деле строительства.Действительно, крайне важно, чтобы настоятель храма, попечитель, архитектор работали сообща, вместе, слушали и слышали друг друга, созидая храм.

4. Чего не хватает в этом номере?

Я бы продолжил тему, поднятую отцом Игорем. С ней связано множество нюансов.
«Зачем Москве 200 храмов?» — думаю, что таким вопросом могут задаваться только люди, которые не ходят в церковь. Я никогда не видел, чтобы храмы в Москве пустовали. Куда ни прихожу — начиная от маленькой приходской церкви на окраине, кончая Елоховским собором, — каждый храм всегда полон. Поэтому, на мой взгляд, сегодня не нужно отвлекаться на вопрос, нужны или нет Москве новые храмы, надо сосредоточиться на совершенствовании уже имеющихся проектов. Безусловно, есть проблемы: например, проектируют храмы, в основном, не церковные архитекторы, у которых за плечами большой опыт подобной работы, а проектные институты. Поэтому преобладает некий стереотип: в основе проектов — храмы образца XIX века. Тогда как на самом деле церковная архитектура дает колоссальные возможности для творчества, она необыкновенно разнообразна. За 1000 лет ее существования наработано большое количество направлений и стилей — например, псковская, владимирская, византийская, балканская архитектура. Тот же храм при МГИМО будет построен с элементами северного стиля, что роднит его с Соловецким монастырем. Однако во второй очереди строительства по программе «200 храмов» будет весьма внушительный процент индивидуальных проектов, а это, на мой взгляд, очень хороший знак.

5. О чем бы Вам хотелось прочесть в следующих номерах? 

Я хотел бы, конечно, видеть больше материалов о церковном искусстве. Все-таки «Фома» — журнал для тех, кому Церковь только-только открывается. А если человек приходит в храм и встречает полнейшую безвкусицу, бутафорию — по сути, обман, — это вызывает отторжение, отталкивает его от Церкви. Это касается не только архитектуры, но и иконописи, и прикладного искусства — облачений, мебели. Я думаю, что все в храме должно быть подчинено одному принципу: это должно быть лучшее из того, на что мы способны. Церковь всегда была средоточием лучшего, что было в искусстве, однако сегодня, к сожалению, это положение поменялось на диаметрально противоположное. Мы возмущаемся выставками т. н. современного искусства, но сами зачастую не предлагаем высокого профессионального качества; в итоге ширпотреб способен превратить церковное искусство в антиискусство. Поэтому, я думаю, прививать вкус, просвещать в этой области — никогда не будет лишним.

Фото Владимира Ештокина. 

cover121-900 №5 (121) май 2013
рубрика: Архив » 2013 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.