5 ловушек XXI века

Что делает человека несчастным

Александр Ткаченко продолжает свои размышления о психологических проблемах современного человека и рассказывает о пяти самых распространенных ловушках, приводящих людей к несчастью и неврозам. Начало  статьи   И меня тоже вылечат?

Ловушка 1: Чужой взгляд как мерило истины

Вот человек идет по улице. На вид ничем не отличается от всех прочих — джинсы, кроссовки, модная стрижка, сумка с ноутбуком через плечо… Разве только лицо чуть более напряжено. А в общем — всё как у всех. Но вот в душе у него живет не то что потребность — настоящая жажда любви и принятия его окружающими. Казалось бы, что может быть естественнее? Ведь, если разобраться, каждый из нас стремится именно к этому — любить и быть любимым.

Но на самом деле отличить невротическое стремление к любви можно по очень простому признаку: человеку жизненно важно, чтобы его любили и принимали не только близкие, но абсолютно все люди, с которыми его сводит судьба — случайные прохожие на улице, продавцы в магазине, попутчики в трамвае, чиновники в госучреждениях…

Поэтому он всегда озабочен тем, что думают о нем окружающие, он, по сути, все время смотрит на себя чужими глазами. Когда он в одиночестве ждет автобус на остановке, то чувствует себя достаточно комфортно. Но стоит рядом появиться хотя бы еще одному пассажиру, человеком овладевает беспокойство. Он тут же начинает тайком проверять, не растрепал ли ветер его прическу, не сбилась ли стрелка на брюках, он вспоминает, что на левой щеке у него с утра как назло выскочил какой-то маленький прыщик, и вообще — о том, что его фигура не очень напоминает античные образцы. И совсем не важно, кем окажется этот вновь подошедший пассажир — парнем или девушкой, взрослой женщиной в очках или седым пенсионером с тросточкой. Не важно также и то, что через несколько минут он навсегда исчезнет и никогда больше не появится в твоей жизни. Важно лишь одно: как он на тебя смотрит? Достоин ли ты одобрения, на его взгляд, или выглядишь полным вахлаком (каковым и сам себя в глубине души считаешь)?
Такая потребность не мешает человеку благополучно учиться, работать, создавать семью, делать карьеру. Однако счастливой его жизнь назвать вряд ли получится. Ведь в придачу к его собственным представлениям о том, каким он должен быть, ему — и это особенно свойственно нашему XXI веку — каждый день буквально вбивают в сознание некие «эталоны» красоты через рекламу, кино, обложки глянцевых журналов. А он… Он — просто такой, какой есть. И его близкие любят его, даже не задумываясь, насколько он соответствует этим сомнительным глянцевым эталонам. Но, увы, придуманный образ оказался для него важнее реальной любви.

Ловушка 2: Тебя не надо, а ты — есть

«Ах ты, дурень безмозглый!» «Дрянь такая, да что ж ты делаешь-то?» «У-у, лошара позорный, опять накосячил!»
Знакомые реплики, не правда ли? Но это вовсе не начальник распекает нерадивого подчиненного, не мама ругает дочку за прожженное утюгом платье, и не пацаны во дворе гнобят сверстника, который допустил ошибку по их пацанскому кодексу. Такими (а бывает, и куда худшими словами) человек может по многу раз на дню ругать… самого себя. Причем — за довольно безобидные промахи, которых никто, кроме него самого, даже не заметил.
Дело в том, что у болезненного стремления к любви есть и обратная сторона, о которой мы уже упоминали, — нелюбовь к себе, порой переходящая в настоящую ненависть и презрение. Однако, как ни странно, именно эти чувства способны вывести человека на вершины успеха в карьерном росте или в творчестве. Из-за постоянного недовольства собой он все время будет стремиться стать лучше, чем он есть, совершенствоваться, приобретать новый опыт, знания и мастерство. А современный мир будет подстегивать его своими «стандартами успешности»: высшее образование любой ценой, высокооплачиваемая работа, рост по службе, счет в банке, отдых за рубежом…
Но, даже став суперначальником, звездой, кумиром и любимцем миллионов, он все равно останется в прежнем конфликте с собой и по-прежнему будет не любить себя и ругать последними словами непонятно за что. Постоянное сравнение себя с идеальным образом не оставляет человеку никаких шансов избавиться от этой зависимости, ведь нелюбовь к себе — это тоже зависимость, раз от нее не получается избавиться.
Один российский гениальный актер и режиссер, имя которого у всех на слуху, и чья игра вот уже несколько десятилетий покоряет публику своим совершенством, в одном из недавних интервью сказал о себе следующее: «Я очень, очень неуверенный в себе человек. Я даже плачу иногда от разочарования в себе, от того, что все время думаю, что меня разоблачат, какой же я неважнецкий. Я не знаю, ну как это может быть — я интересен? Не знаю… я вообще живу под лозунгом «Тебя не надо, а ты есть»…»

tema136lovushki_1

Фото Arek Olek

Наверное, лучше о нелюбви к себе не скажешь. Под этим же лозунгом живут множество людей, не только серых и забитых, но и внешне ярких, ослепительно успешных. Но вместо спокойной удовлетворенности жизнью успех приносит им лишь временное успокоение от осознания этой страшной мысли: «Тебя не надо, а ты — есть».

Ловушка 3: Ведь я этого достоин!

Редактор любого издания знает, что это такое — работать с «непризнанным гением», когда сидящий напротив тебя человек убежден, что каждая написанная им строчка — на вес золота. При этом пишет он хотя и сносно, но вполне посредственно. Однако при малейшем намеке на это может смертельно обидеться и уйти из редакции навсегда, в надежде на то, что его «гениальная» проза будет по заслугам оценена хотя бы потомками.
При всей трагикомичности подобных ситуаций, человеку с таким представлением о себе можно только посочувствовать.
Внутренний конфликт между реальным и идеальным «Я» с неумолимой логикой ведет человека к высшей точке этого раскола — невротической гордости. Если говорить совсем просто — это самоуважение, основанное на воображаемых заслугах и достоинствах. Устав от постоянной нелюбви к себе, человек потихоньку начинает отождествлять себя с придуманным им же идеальным образом, вживаться в него. И, наконец, становится его рабом. Идеальный образ превращается для него в некое чудовище Франкенштейна, ненавидящее и стремящееся уничтожить собственного создателя. Вариантов тут может быть великое множество, ибо гордиться такой человек способен чем угодно, от высочайших добродетелей до самых низменных пороков. Главное — чтобы эти черты присутствовали в его идеале. Например, есть люди, гордящиеся своей отзывчивостью, способностью жертвовать ради других своим временем, силами, средствами. Казалось бы, что же тут плохого? А всё дело в том, что эта самоотверженность — лишь одно из качеств, которое человек приписал своему воображаемому двойнику. И действует он подобным образом вовсе не из любви к людям, а лишь ради удовлетворения своей невротической потребности — соответствовать этому фантому. Конечно, люди, которым он помог, будут совершенно справедливо благодарны ему. И польза, которую он приносит окружающим, безусловно, является для них именно пользой, а не чем-либо еще. Но вот ему самому такая жизнь вряд ли приносит радость: ведь чем больше он помогает людям, стремясь угодить своему мысленному идолу, тем дальше отстраняется от них его подлинная личность. Ну как тут не вспомнить слова апостола Павла: …И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).

Пример такой страшной самоотверженности без любви показал писатель Павел Санаев в своей известной книге «Похороните меня за плинтусом», где бабушка, заботясь о внуке, живя ради него и отдавая ему себя без остатка, превратила его детство в настоящий ад.

Но можно гордиться соответствием и куда менее благородным качествам своего идеального «Я». Так, Родион Раскольников вообразил себя равным Наполеону в праве решать чужие судьбы. Ради подтверждения этому зарубил и ограбил двух пожилых женщин. И лишь после совершённого преступления вдруг понял, что реальная его личность — никакой не «Наполеон, право имеющий», а точно такая же «тварь дрожащая», как и у большинства остальных, столь презираемых им, людей. Гений Достоевского сорвал с души этого героя маску его идеального «Я». И, увидев себя настоящего, Раскольников вдруг с ужасом обнаружил, что себя он презирает точно так же, и даже еще сильнее, поскольку надежды на то, что он — иной, рассыпались в прах. Но это был XIX век, когда открытие подобных «темных комнат» в человеческой душе ее исследователи благородно стремились использовать для ее исправления.
В наши дни такое благородство оказалось изрядно разбавлено банальным стремлением к заработку. Именно эту болезненную потребность — гордиться своими придуманными достоинствами — вовсю используют сегодня в рекламе самых разнообразных товаров и услуг. «…Ведь я этого достойна», «…только для лучших», «…настоящие мужчины выбирают» — великое множество подобных призывов, словно молотом, бьют в эту болевую точку покупателя, обращаясь к его идеальному «Я», придавая этому «Я» новые черты, выковывая новые потребности. В результате несчастный человек начинает гордиться тем, что использует для бритья станки известной фирмы, потому что «…лучше для мужчины — нет», или курит сигареты определенной марки, поскольку их реклама была построена на образе «настоящего мужчины, твердо сидящего в седле».

Ловушка 4: Я исключительно исключителен!

В рассказе Чехова «Радость» коллежский регистратор Митенька Кулдаров восторженно сообщает родным, что о нем написали в газете и теперь его имя узнает вся Россия. Правда, речь в газетной заметке шла всего лишь о том, как он в пьяном виде угодил под извозчичьи сани, предварительно получив оглоблей по лбу. Но даже такая сомнительная популярность вызвала у молодого чиновника бурный восторг.
Это еще одна невротическая черта — чувство своей исключительности, заведомая уверенность в том, что ты не таков, как все прочие. Выражается она в постоянном ожидании признания этой исключительности окружающими и в твердой уверенности, что однажды наступит день, когда все вокруг вдруг осознают, что рядом с ними столько лет скромно трудился такой удивительный человек. Причем признание должно прийти как-то само по себе, без усилий с его стороны. Ну вот, просто раз — и всё! И — случилось!
Это странное чувство очень емко и лаконично было выражено в ранних песнях «Машины времени»:

…Точно так же все верят в свою исключительность,
Удивляясь, что нет подтвержденья тому.

Но, увы, удивляться тут в сущности нечему. Человек со временем привыкает к своему идеальному «Я» и попросту забывает, что сам же его и придумал. А этот, придуманный, он же — прекрасен! Он же великолепен! Не может же быть, чтобы такое совершенство осталось незамеченным!
К сожалению, существует это совершенство большей частью лишь в голове у его несчастного создателя. И разочарование в подобных ожиданиях — обычная история.

…Всё верили, что главное — придет.
Себя считали кем-то из немногих,
И ждали, что вот-вот произойдет
Счастливый поворот твоей дороги,
Судьбы твоей счастливый поворот!

…Но век наш уже будто на исходе
И скоро, без сомнения, пройдет.
А с нами ничего не происходит,
И вряд ли что-нибудь произойдет.

(А. Макаревич. Паузы)
В результате человек может точно так же, как все, учиться, работать, создавать семью, растить детей. Но всё это не радует его. Ведь он живет в постоянном ожидании какого-то решающего момента, когда всё вдруг волшебным образом изменится и наконец-то начнется жизнь, которую он для себя придумал как единственно достойную этого именования. А его настоящая жизнь в это время тихо и невозвратно проходит мимо, унося с собой радости, победы и возможности, которыми он так и не воспользовался…

Ловушка 5:Сети и их обитатели

Вот сидит человек в уютном кафе, в компании друзей. Ест вкусное мороженое, слушает приятную музыку. И вдруг хватает свой смартфон, жмет на кнопку, напряженно всматривается в загоревшийся экран. Потом кладет его обратно на стол и продолжает общаться с друзьями. Но не проходит и минуты, как он снова повторяет всю эту процедуру со смартфоном. А потом — еще раз. И еще. Пока, наконец, кто-нибудь из друзей не спросит его: «Слушай, у тебя там что, прямая линия с президентом?» Лишь после этого он, смущенно улыбнувшись, убирает телефон в карман. А дело в том, что он всего лишь… считал лайки под своей последней публикацией на «Фейсбуке».
В социальных сетях для удовлетворения невротических потребностей открывается настоящее раздолье. Чего стоит хотя бы только что упомянутая система публичных одобрений — лайков. Ведь для человека с «вывихнутым» желанием любви нет ничего более важного, чем признание. Поэтому «коллекционирование» лайков очень быстро стало любимым занятием миллионов. И пусть не возмущаются досужие аналитики безумным количеством котиков, еды и прочих мимимишных фотографий, размещаемых в соцсетях ежеминутно. Суть здесь не в самих котиках, а в том, что с их помощью автор снимка может получить максимальное количество лайков — ведь котиков и вкусную еду любят все.

tema136lovushki_3

Фото mouton.rebelle, www.flickr.com

Хотя с появлением фотокамер на передней панели смартфонов, более чем серьезную конкуренцию котикам составили «селфи» — разновидность автопортрета, сделанная с расстояния вытянутой руки. Правда, здесь оказался задействован уже несколько иной принцип — та самая потребность постоянно смотреть на себя чужими глазами в надежде на одобрение. И теперь ожидание вожделенных красных флажков на синем фоне заставляет людей едва ли не ежеминутно заглядывать на свои странички в Интернете: не лайкнул ли меня еще кто-нибудь?
Общение в соцсетях также оказалось великолепной возможностью для реализации тех самых болезненных ожиданий признания своей исключительности. Ведь здесь появилась, наконец, возможность спокойно говорить от лица своего идеального «Я», не боясь быть уличенным в подмене. Есть невеселая шутка, довольно точно отражающая эту ситуацию. К великому и ужасному Гудвину пришли Лев, Страшила и Железный Дровосек. Один пожаловался, что у него нет храбрости, другой — что нет ума, третий — сердца. Великий и ужасный Гудвин понимающе кивнул: «О’кей, но теперь это уже не проблема!» И…  подарил дефективным просителям по ноутбуку с доступом в Интернет.
Наверное, каждый замечал такое странное явление — человек в онлайн-общении ну просто разительно отличается от себя реального. Тихий, спокойный в жизни мужчина вдруг становится в чате агрессивным и нахрапистым, скромная домашняя девушка начинает разговаривать с интонациями «роковой женщины», а уж о всевозможных подменах возраста и пола тут даже говорить не хочется. А причина всех этих разнообразных странностей кроется как раз в нелюбви людей к себе, в их болезненном желании стать не теми, кто они есть на самом деле.

О невротических потребностях можно было бы еще много чего написать — и об обидчивости, порождаемой ими, и о постоянном ожидании похвалы, и о желании делать все безупречно из боязни совершить ошибку, и о культе силы, о стремлении к подавлению других людей… Но, как говорил Козьма Прутков, нельзя объять необъятное. В одной журнальной публикации невозможно исчерпывающе раскрыть тему, о которой написано много толстых книг.
С точки зрения научной психологии все угрозы душевному здоровью в XXI веке оказались возможными потому, что человеческая душа далеко не так здорова, как об этом принято думать.
И стоит ли удивляться, что психология тут своим путем вышла ровно на те же факты, о которых Церковь говорит с момента своего возникновения. «…Должно сказать, что весьма редкий из человеков любит себя. Большая часть людей себя ненавидит…» — эти слова святителя Игнатия (Брянчанинова) можно ставить в эпиграф ко всем современным публикациям об искаженных потребностях человека. И причины этой беды психология по сути определяет ровно так же, как и Церковь: отсутствие любви, ее охлаждение, подмена закона любви беззаконием греха. Правда, способы преодоления этой нелюбви в Церкви и в психологии, конечно же, разные. Но любой путь всегда начинается с первого шага. И для того чтобы приступить к решению своих духовных и психологических проблем, человеку необходимо сначала хотя бы увидеть эти проблемы, осознать их, и понять, что вовсе не модернизированный мир является их причиной.
Да, современная цивилизация обрушила на нас огромное количество искушений, небывалых ранее в истории человечества. Но почва, на которой эти новые семена дают сегодня обильные всходы, стара как мир. Психологи дают ей свои имена, например, «базальная тревожность человека» — понятие, включающее в себя ощущение собственной незначительности, беспомощности, покинутости, подверженности всем опасностям огромного мира. Христианство же говорит, что все эти чувства — прямое следствие отпадения человека от своего Создателя. И до конца избавиться от них (а значит — и уберечь себя от всех современных угроз душевному здоровью) возможно, лишь восстановив эту разорванную связь с Богом.
И это не банальная церковная риторика, а вполне реальный опыт преодоления ловушек для души, которые каждый век расставляет человечеству. Просто для того чтобы воспользоваться этим опытом, нужно в него войти и хотя бы попробовать, что это такое — жить по заповедям Евангелия, как это — молиться. Потому что без таких практических шагов навстречу собственному душевному здоровью ни религия, ни психология помочь человеку не смогут.

Смотрите также

И меня тоже вылечат?

Проще некуда

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.