Рождество: Хроника событий

2015 лет назад

В наше время на свете осталось не так уж много людей, которые бы совсем ничего не знали о Рождестве Христовом. Но зачастую эти знания носят очень разрозненный характер даже у верующих. А нецерковные люди и вовсе имеют довольно смутное представление о том, что же происходило в Иудее две тысячи лет назад, в чем был смысл происходящего и почему весь христианский мир столь торжественно отмечает Рождество Христово как великий праздник. Чтобы все эти вопросы стали понятнее, мы предлагаем нашим читателям историю Рождества, где представлены все связанные с ним Евангельские события, а также некоторые обстоятельства жизни народа Израиля в тот исторический период.

Христос родился в Вифлееме иудейском. Такими словами начинается рождественский рассказ Евангелия от Матфея. Но эта история, волнующая и трепетная, имеет очень долгую и трагическую прелюдию, которая длилась не одно тысячелетие и была необходима для подготовки мира к пришествию его Спасителя, Бога и Царя.

По большому счету, Рождество Христово было предопределено еще до того, как Вселенная получила свое бытие. Уже тогда, в предвечном Троичном Совете, Бог Сын, зная о будущем грехопадении людей, соглашается стать их Искупителем и Избавителем. Для этого Он должен воплотиться от Девы, принять на Себя человеческую природу и восстановить наше падшее естество.

Поскольку главнейшим следствием Адамова падения стало изменение человека и окружающего мира, то и само спасение изначально мыслилось Господом как восстановление и исцеление нашей человеческой природы, а через нее — и всей вселенной. Но здесь возникает проблема: человек пал добровольно, а это значит, что и его спасение полностью зависит от его свободного волеизъявления. Конечно, люди не могут исцелить себя сами, без помощи Божьей, но чтобы Бог действительно нам помог, нужно наше свободное согласие принять эту помощь.

И вот, чтобы человек захотел спастись, почувствовал необходимость в своем спасении и мог принять обещанного Спасителя, Господь создает необходимые условия и как бы подготавливает людей к исполнению Своего главного обещания. Этот сложный подготовительный период получил название Ветхого Завета. Поколения сменяли друг друга, но вне зависимости от эпохи весь еврейский народ объединяло напряженное ожидание обетованного Избавителя. И вот, наконец, этот час настал.

Время ожидания

К моменту пришествия Спасителя ветхозаветный период подходил к концу. Уже триста лет не звучали голоса пророков, Палестина стала частью Римской империи, а иерусалимский трон занял царь Ирод. Он не был чистокровным иудеем и прав на корону не имел. Зато ему удалось подкупить римскую администрацию и выбить для себя царский титул. Народ не любил своего правителя — чужеземец на престоле Давида воспринимался людьми как нечто кощунственное и богопротивное. Видя это, Ирод действовал двояко.

С одной стороны, он стремился любыми способами угодить толпе, развернул широкомасштабное строительство и в самом Иерусалиме, и далеко за его пределами, а во время голода приказывал обменивать личное золото на египетское зерно. Но такая щедрость правителя мотивировалась отнюдь не добротой, а тонкой расчетливостью, с которой он делал каждый свой шаг.

С другой стороны, находилось немало и тех, кого не удавалось подкупить ни золотом, ни хлебом, ни зрелищами. Против них монарх применял самые жестокие меры. Однако постоянная борьба за сохранение власти и вечная боязнь потерять престол привели к появлению у царя болезненной подозрительности, которая с годами становилась все сильнее. Постепенно он превратился в полоумного маньяка, которому всюду чудились заговоры и предательства. Его кровожадность не знала границ. Он не жалел никого, даже родных. Так, например, по приказу государя были убиты его жена и трое сыновей. Даже если подозрение падало на вовсе невинных людей, они уничтожались безжалостно.

И все же власть иудейского тирана не была безграничной — над ним стоял император Рима, который мог в один миг лишить Ирода всех прав и привилегий. От воли кесаря зависел не только царь, но и весь народ. Население платило империи огромные налоги и страдало от засилья сборщиков подати. Римляне не особо церемонились с иудеями и в культурном плане: населению крупных городов навязывался эллинизм, к тем же, кто не принимал языческого образа мышления, завоеватели относились презрительно, вызывая ответное презрение со стороны иудеев.

Между тем люди помнили о славном прошлом своей страны — о временах Давида и Соломона, когда Израиль мог соперничать с великими державами Древнего Востока. А еще в народной памяти жило обетование Божье — то самое, которое Он дал Аврааму, Исааку, Иакову, Моисею и многократно повторял через святых пророков, — обетование Мессии. Иудеи знали, что Избавитель должен прийти. Правда, пришествие Его люди Израиля видели очень по-разному.

Для одних грядущий Царь Израиля был политическим лидером, способным привести государство к независимости и процветанию. Другие ожидали прихода великого императора, который не просто укрепит экономику, но сделает Палестину мировой сверхдержавой. Третьи — их тоже было немало — видели в обетованном Помазаннике религиозного наставника и реформатора.

И, наконец, находились те, кто верил в совсем иного Мессию — Искупителя и Божьего Посланника, который очистит человека от греха и победит внутреннее зло, живущее в сердцах всех потомков Адама. Эти люди верили в Того, Кто смог бы восстановить связь между Небом и Землей, утраченную в результате грехопадения наших прародителей.

К моменту Рождества подобные ожидания достигли своего пика. Но Бог почему-то медлил, словно Он тоже чего-то ждал. Точнее, не чего-то, а Кого-то. Он как будто всматривался в Свой народ, ища среди израильских девушек Ту, которая смогла бы стать Матерью Искупителя. И вот, наконец, такая избранница появилась — это была Мария, совсем юная сирота, взятая на попечение престарелым плотником Иосифом.

Благовещение и Рождество

Предание говорит нам, что своих родителей девочка почти не помнила. Будучи долгожданным ребенком, вымоленным у Всевышнего пожилыми супругами Иоакимом и Анной, в три годика от роду Она была отдана ими на служение Господу в Иерусалимский храм. Здесь малышка воспитывалась в духе благочестия. Повзрослев, Мария начала изучать Священное Писание и осваивать тонкости швейного мастерства. Вскоре Она овладела им в совершенстве, и Ей доверяли самую сложную ручную работу. По преданию, именно Пречистая Дева вместе с подругами сшила завесу, которая отделяла святилище от самого важного места в храме — Святая Святых.

Оставаться при храме после двенадцати лет девушкам не разрешалось из-за ритуальной нечистоты, которая обычно бывает у представительниц слабого пола. И Марию решили выдать замуж, как это делалось со всеми остальными юными воспитанницами.

Но тут открылось, что девочка не может иметь мужа, поскольку дала Богу обет безбрачия. Этот факт поставил священников перед проблемой: жить среди людей самостоятельно девушка в те времена не имела права. И тогда Марию отдали на попечение Ее дальнему родственнику Иосифу, который жил в галилейском городе Назарет на севере Палестины и зарабатывал на жизнь плотницким ремеслом. Формально старец стал мужем юной Девы, но никогда не прикасался к Ней как к женщине. Он полюбил Ее как дочь, окружил заботой, а Она помогала ему во всех делах, где нужны женские руки.

Еще до того как перейти в дом будущего мужа, Мария получила Благую весть о рождении Спасителя. Предание рассказывает, что Она часто читала Священное Писание и, когда доходила до мест, где пророки возвещали о пришествии Спасителя, в глубине души мечтала быть хотя бы служанкой в доме родившегося Мессии. В грядущего Искупителя Она верила всем сердцем и ждала Его, даже не подозревая, какой жребий Ей уготовил Всевышний.

Однажды во время таких размышлений Деве явился ангел. Он возвестил, что Бог именно Ей доверил стать Матерью Спасителя:

Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога. И вот, зачнешь во чреве и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус…

Святые отцы считают, что, в принципе, Мария могла бы и отказаться, но по своему смирению будущее материнство она восприняла как послушание, как жребий от Бога, который нужно принять. И Она приняла его. Добровольно и безропотно.

Иосиф не знал о Благовещении. Поэтому, обнаружив, что Мария носит под сердцем Дитя, сильно смутился. Старец подумал, что у нее была связь с мужчиной. Жалея девушку, он хотел дать ей развод и тайно отпустить, чтобы об этом не стало известно людям. Но тут ему явился ангел:

Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.

Девять месяцев беременности прошли спокойно. Тем временем в Палестине проводилась перепись населения. Чтобы пройти регистрацию, нужно было прибыть в город своих предков. Поскольку Иосиф был прямым потомком Давида, ему предстояло вместе с Марией направиться в Вифлеем — небольшой населенный пункт на юге Иудейского царства, который считался родиной легендарного царя и находился в десятке миль от Иерусалима

Дорога оказалась дальней и трудной, у Марии начались схватки. Проехав от Галилеи более ста миль верхом на ослике, в Вифлееме Она почувствовала, что вот-вот родит. Стали искать подходящее место. Но город был переполнен людьми, прибывшими сюда пройти перепись, и свободных мест в гостиницах не нашлось. Даже дома местных жителей — и те были заняты приезжими.

Евангелие передает нам мало подробностей, но можно себе представить переживания молодой Мамы и Ее пожилого спутника — ни одна хозяйка не захотела связываться с роженицей даже за деньги. Святому семейству не оставалось иного выхода, как покинуть неприветливый город. На выезде они увидели небольшое углубление в скале, которое местные пастухи использовали в качестве загончика для скота. Здесь Мария и родила.

Древние сказания повествуют, что все прошло быстро и безболезненно. Пастухи постоянно следили за порядком в пещерке, поэтому в ней было чисто, всюду лежала свежая трава, а в глубине отдыхало несколько ягнят и телят. Сами пастухи вместе со стадом в ту ночь ночевали в поле. Накормив своего Сына, Мария положила Его в корытце, которое Иосиф предварительно наполнил мягким сеном. Вот так, в убогой обстановке, уже при Своем рождении испытав отвержение и людскую грубость, пришел на Землю ее Творец и Бог. Не в царских палатах и в окружении множества повитух родился Он, а в загоне для скота, в компании смиренных животных…

Поклонение пастухов и Сретение

Над Палестиной стояла тихая звездная ночь. Святое семейство отдыхало после трудного пути, Новорожденный лежал в яслях и мирно спал. Вдруг двери загона скрипнули, и внутрь просунулась голова. Словно в чем-то удостоверившись, человек исчез, и через мгновение в пещерку вошло несколько пастухов. Они были очень взволнованы, но вели себя сдержанно и даже с некоторой опаской. Постояв несколько секунд в растерянности, они переглянулись, и самый решительный стал сбивчиво рассказывать о случившемся с ними. Евангелие не передает нам дословно, что именно сказали пастухи. Возможно, их речь могла звучать примерно так:

«Простите, что побеспокоили вас. Мы — местные пастухи. Сегодня нам пришлось остаться в поле вместе со своими овцами. Примерно в третью стражу ночи нас разбудило неземное пение, и когда мы проснулись, увидели, что половина неба сияет лучезарным светом, и все пространство от земли до звезд наполнено ангелами, которые радостно повторяли одни и те же слова: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» Нам стало очень страшно, но светлый дух направил нас сюда, и вот мы пришли увидеть то, о чем возвестил нам Господь».

Немного постояв у яслей Младенца и поклонившись Ему напоследок, пастухи ушли, славя Бога и размышляя над всем, что с ними произошло. Марии тоже было о чем подумать. Она знала, что Ей выпал необычный жребий, но осознание всей важности и высоты служения Ее Сына пришло значительно позже — незадолго до Голгофы, когда стало очевидно, какой именно путь избрал Он для спасения людей…

Утром семейству все же удалось снять комнатку в одном из домов. В Назарет решили пока не возвращаться — Мария была еще слаба, да и дорога предстояла неблизкая. По Закону Моисея, помимо обрезания над первенцем мужского пола совершался еще один обряд — очищения, когда родители на сороковой день после рождения малыша приносили в Иерусалимском храме особую — «искупительную» — жертву. Вифлеем находится гораздо ближе к Иерусалиму, чем Галилея, поэтому дважды проделывать путь туда и обратно для святого семейства было утомительно. Поэтому логичнее предположить, что супруги остались жить у родственников Иосифа в одном из столичных пригородов, решив вернуться домой уже после совершения над Младенцем всех положенных обрядов.

На восьмой день от роду Иисус был обрезан, а на сороковой — принесен отчимом и Матерью в храм. Совершив все необходимое и дав в жертву двух голубей (на большее у супругов просто не было денег), Иосиф и Мария уже направлялись обратно, когда в одной из храмовых галерей их подозвал к себе очень старый человек. В Иерусалиме его знали все. Это был Симеон. Давным-давно он похоронил всех своих родственников, на его глазах сменилось уже несколько поколений, а старец все еще жил. Он ждал исполнения предсказания, которое было послано ему Богом за неверие.

По преданию, Симеон был человеком высокообразованным, и поэтому его избрали в группу переводчиков, которая в середине III века до Р. Х. отправилась к египетскому правителю Птолемею II, дабы сделать копию еврейских священных книг на греческом языке для Александрийской библиотеки. В процессе создания перевода Симеон дошел до того места, где пророк Исайя возвещал о том, что будущий Спаситель родится от Девы. «Разве может девственница родить?», – подумал лингвист, и уже занес руку, чтобы написать слово «женщина», но был остановлен ангелом. Тот пообещал, что за неверие слову Божьему, Симеон не умрет до тех пор, пока своими глазами не увидит исполнение древнего пророчества. И теперь, спустя триста лет, он стоял в Иерусалимском храме. Внутренний голос этого святого человека подсказал ему, что Девушка с Младенцем на руках — и есть Та самая Дева, в непорочности которой он некогда усомнился. Со слезами радости на глазах старик подошел к Марии, взял Мальчика и произнес:

«Наконец, Господи, Ты с миром отпускаешь меня, ибо исполнилось слово Твое, и мои глаза видели спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицом всех людей…»

Симеон как бы олицетворял собою все предшествующие поколения людей, начиная с Адама, — тех, кто всю жизнь ждали пришествия в мир Спасителя. И вот этот момент настал: старец своими глазами увидел обетованного Мессию.

«Твой Сын будет на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, и Тебе Самой оружие пронзит душу».

Этими словами Симеон предсказал судьбу Ребенка, Его грядущие страдания, смерть и воскресение. Свидетельницей всего этого предстояло стать Марии как самому родному и самому близкому для Иисуса человеку. Слушая старца, Девушка запоминала каждое его слово. Она еще не знала, что вскоре Ей предстоит перенести одно из многочисленных испытаний, о которых говорил Симеон…

Поклонение волхвов и бегство в Египет

…Спустя некоторое время после этой встречи с Симеоном в селение, где остановилось святое семейство, въехал необычный караван. По всему было видно, что гости — иноземцы. Узнав, в каком из домов живут Иосиф, Мария и Ее Дитя, путешественники направились туда. Их появление удивило супругов: зачем они, простые бедные люди, понадобились вдруг незнакомым и, по всей видимости, очень знатным чужестранцам?

Пришельцы оказались волхвами — мудрецами-учеными, которые пришли из далеких земель, лежащих к востоку либо к югу от Палестины. Трудно сказать, кем они были: то ли персами, то ли вавилонянами, то ли египтянами. Предание говорит, что эти люди были знакомы с ветхозаветными пророчествами о рождении будущего Спасителя, и поэтому, когда увидели знак свыше, сразу догадались, что это могло бы значить.

Знамением стала звезда, которая зажглась на Востоке и, вопреки законам астрономии, то стояла на месте, то двигалась по определенной траектории. Она будто звала за собою, и мудрецы решили довериться ей. В конечном итоге она привела их в Иудею, остановившись над Вифлеемом. Но, видимо, гости плохо ориентировались на местности, поскольку в это селение не заезжали, а сразу направились в Иерусалим, где переполошили всех раввинов.

Вопрос пришельцев звучал предельно просто: где находится родившийся царь Иудейский? Сначала он вызвал недоумение, поскольку в правящей семье уже много лет не было пополнения, а все сыновья Ирода давно достигли совершеннолетия. Потом выяснилось, что чужеземцы говорят о древнем полузабытом пророчестве, которое указывало на Вифлеем как на место рождения Мессии. Получив нужную информацию, мудрецы собрались уже покинуть столицу, но неожиданно были приглашены на аудиенцию к Ироду.

Шпионы уже успели донести государю о странных людях, пришедших издалека и проявляющих интерес к какому-то новорожденному царю. Нетрудно представить, как испугался Ирод. А вдруг этот младенец — действительно потомок рода Давида? Естественно, народ с радостью пойдет за законным наследником, а ненавистного деспота, скорее всего, ожидает либо изгнание, либо лютая смерть от рук разъяренной толпы. Нет, допустить этого Ирод Великий не мог! Не для того он так долго и тщательно расчищал себе путь к престолу, не для того погубил столько душ, чтоб под конец жизни быть сверженным! «Пока угроза минимальна, ее необходимо устранить во что бы то ни стало», — с этой мыслью царь приказал позвать подозрительных иностранцев во дворец.

Но они и сами толком ничего не знали. Им было известно лишь древнее пророчество и город, куда они должны идти. Также правителю удалось выведать, что звезда зажглась несколько месяцев назад. И тогда Ирод решил применить хитрость. Он сделал вид, что сам ожидает пришествия Избавителя, и попросил гостей, если они смогут найти Младенца, вернуться в Иерусалим и обо всем рассказать царю.

— Я хотел бы поклониться Ему, — сказал правитель мудрецам, а сам тем временем строил планы уничтожения Младенца.

Чужеземцы поверили монарху и пообещали вернуться. Когда они пришли в дом, где жило святое семейство, то поклонились Мальчику и подарили Ему и Матери привезенные с собою подарки — золото, ладан и благовонное масло — миро. Этим гости подчеркивали, что Христос одновременно — Бог, Царь и Человек.

Золото издревле было символом богатства и власти, а наивысшая власть на земле всегда принадлежала монархам. Ладан обычно используется в большинстве религий как важный элемент богослужения и служит символом возносимой к Небу молитвы. А масло во времена Христа ближневосточные народы использовали в погребальных обрядах — им натирали тело покойника, и мудрецы этим подарком пророчески указали, что Младенцу в свой час предстоит умереть ради спасения людей.

Той же ночью Иосифу и мудрецам явился ангел. Мужу Марии он приказал срочно собираться в путь и бежать в Египет, а чужестранцам — возвращаться домой не через Иерусалим, а окольными путями. Не медля ни минуты, святое семейство ушло на юг — к границе. У беглецов было время в запасе, поскольку Ирод еще не знал, что его обманули.

Прошло несколько дней, но мудрецы во дворце так и не появились. Царь понял, что информацию о точном местонахождении Младенца он не получит, и это ввергло его в бешенство. Озлобленный тиран приказал своим военачальникам отобрать самых жестоких солдат, скакать в Вифлеем и убить всех малышей мужского пола младше двух лет. Приказ Ирода был исполнен. Во всей округе стоял невыносимый стон — это матери оплакивали своих невинно убитых детей, которые стали первыми мучениками за Христа.

Но избиение младенцев не принесло Ироду покоя: древние историки рассказывают, как медленно и мучительно он умирал. Еще много месяцев тиран провел в агонии — жуткую боль не снимали ни мази, ни наркотические пары, ни минеральные воды. Царь умер, разделив страну между тремя своими сыновьями, главным из которых стал Архелай.

Все это время святое семейство жило в Египте — здесь находилась тогда самая большая еврейская диаспора. К бедности супругам было не привыкать, а на хлеб всегда можно заработать, имея такие золотые руки, как у Иосифа-плотника. Но все равно хотелось домой, в родную землю своих отцов. И вот однажды ангел явился ему во сне и сказал, что Ирод умер. Угрозы для жизни Иисуса больше не было. Получив радостную весть, Иосиф снова двинулся в путь…

…По пустынной дороге навстречу восходящему солнцу шел сутуловатый человек. Он вел за веревку ослика, на котором сидела Мать с Ребенком. Они возвращались на родину. Впереди была Святая Земля, обещанная Богом в наследство Аврааму и всем его потомкам. Та самая, где через тридцать лет прозвучат слова нового учения, которое навсегда изменит человеческую историю. Та самая Святая Земля, которая обагрится кровью Спасителя, пришедшего в мир спасти всех людей от греха и смерти…

Картины Елены Черкасовой

moiseenkov-nev МОИСЕЕНКОВ Александр
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.