15 особых художников

Мастерские, которые нужны. Фоторепортаж Владимира Ештокина

«Я специально ходила на большую конференцию по аутизму, даже блокнотик взяла, чтобы записать контакты, куда можно перенаправлять людей, которые звонят, пишут и просят принять их детей в нашу мастерскую… Но мне пришлось сбежать оттуда, потому что после моего выступления выстроилась очередь желающих записать детей к нам. Но мы не можем никого принять и не сможем никогда», — делится Вероника Павленко, художник и руководитель мастерских «Особые художники». Для родителей, конечно, дети всегда остаются детьми, но мастерские Вероники — одни из немногих предназначены для взрослых людей с особенностями развития.

08

По инициативе родителей и педагогов в 1989 году был создан центр лечебной педагогики для помощи детям с аутизмом, эпилепсией, генетическими синдромами, нарушениями умственного развития, трудностями обучения и другими проблемами. В 2006 году были открыты ремесленные мастерские, где бы 16-17-18 летние молодые люди могли получить профессию. Обучение длится 4 года, но в итоге молодой человек приобретает навыки, применить которые ему негде.

Вероника Павленко преподавала в колледже рисование для всех мастерских и в какой-то момент предложила тем, кто совсем не знал, что делать после завершения учебы, ходить к ней заниматься.

В студии Вероники пятнадцать регулярно посещающих ее человек. Проводятся четыре занятия в неделю. При этом каждый из участников посещает два занятия в неделю. Существует план работ, перед студийцами ставятся задачи. «Особенные художники» делают керамические украшения, подушки, сумки с ручными принтами, футболки, открытки, книжки.

«К нам приходили маркетологи, — говорит Вероника, — сказали, что наша целевая аудитория — хипстеры. Хипстеры так хипстеры, мы не против. То советуют сумок больше шить, то не делать принты на джинсе, то деревянных кораблей побольше. А нам не помешали бы зарплаты для художников, которые работают с ребятами». Задача художников — помогать своим подопечным рисовать, они направляют, подают идеи, подсказывают, как сосредоточиться.

012

Студия ориентирована на самоокупаемость, задача — делать вещи, которые будут покупать, чтобы потом иметь возможность из полученного дохода выплачивать «зарплаты» ребятам, приобретать краски, материалы. В последнее время удалось приблизиться к этому идеалу.

«Наши ребята могут делать очень многое. Если бы нашелся человек, который делает дизайн сайтов и он захотел бы кого-то привлечь из студийцев, то нашелся бы тот, кто рисовал бы и для сайтов. Один из участников нашей студии сейчас будет делать подборку фотографий московских православных храмов, мы их распечатаем, ребята будут рисовать эти храмы. Он должен под каждым храмом написать, какой век, как называется храм. Так ребята будут знакомиться с зодчеством, архитектурой. И мы постараемся таким образом подготовить сувениры с нашими рисунками для Музея Москвы».

Кроме того, студийцы ездят на экскурсии, устраиваются творческие вечера в мастерских.

«Конечно, нужен человек-энтузиаст, который бы очень сильно захотел создать что-то подобное, мне помогают мои братья, муж с сыном возят нас, сын сделал сайт, — добавляет в завершении Вероника, — но все возможно. И такие студии очень востребованы, их по-настоящему очень-очень не хватает. Они очень нужны сегодня».

В комментариях к фотографиям Владимира Ештокина Вероника Павленко рассказывает о студийцах:

Ратмир Батаев. «Он всегда радуется, ему не нужен какой-то особый повод для радости, потому что он радостный»

Ратмир Батаев. «Он всегда радуется, ему не нужен какой-то особый повод для радости, потому что он радостный»

Ратмир Батаев и Ануш Сулейманян. Ануш — художница, которая приходит в студию, чтобы работать с ребятами, помогать им, рисовать вместе

Ратмир Батаев и Ануш Сулейманян. Ануш — художница, которая приходит в студию, чтобы работать с ребятами, помогать им, рисовать вместе

Ксения Кулак. «В этот день во время занятия Ксюша заболела и потому лежит. На самом деле, если написать, что у нее два любимых занятия — есть и спать, это будет правда, она сама так говорит. Еще она любит читать, недавно нашла томик Цветаевой, и мы не могли её оторвать, так и читала всё занятие. Рисование для нее не является способом коммуникации. Она часто спрашивает: «А куда это пойдет?» И это значит: «Зачем я это делаю? С какой целью?»

Ксения Кулак. «В этот день во время занятия Ксюша заболела и потому лежит. На самом деле, если написать, что у нее два любимых занятия — есть и спать, это будет правда, она сама так говорит. Еще она любит читать, недавно нашла томик Цветаевой, и мы не могли её оторвать, так и читала всё занятие. Рисование для нее не является способом коммуникации. Она часто спрашивает: «А куда это пойдет?» И это значит: «Зачем я это делаю? С какой целью?»

Андрей Дёмин. «Я не считаю, что талант Андрея Дёмина весь только в том, что он аутист. Я не знаю, трудно представить, какой бы был Андрей, если бы не диагноз, но там еще что-то есть. Есть от природы вложенное — у него твердая рука, уверенная линия. Я не думаю, что это все благодаря аутизму, это отдельная история. Я когда увидела, как Андрей Демин рисует, я в таком восторге была».

Андрей Дёмин. «Я не считаю, что талант Андрея Дёмина весь только в том, что он аутист. Я не знаю, трудно представить, какой бы был Андрей, если бы не диагноз, но там еще что-то есть. Есть от природы вложенное — у него твердая рука, уверенная линия. Я не думаю, что это все благодаря аутизму, это отдельная история. Я когда увидела, как Андрей Демин рисует, я в таком восторге была».

05

Ангелина Злобина, Андрей Дёмин, Вероника Павленко «Я заметила, что рисунки, например, Андрея зависят от того, кто вместе с ним занимается. С Ануш — это будет одно, с Ангелиной — другое. Но при этом художественный почерк остается узнаваемым».

Ангелина Злобина, Андрей Дёмин, Вероника Павленко
«Я заметила, что рисунки, например, Андрея зависят от того, кто вместе с ним занимается. С Ануш — это будет одно, с Ангелиной — другое. Но при этом художественный почерк остается узнаваемым».

Юрий Бейлезон. «Юра заканчивает вторую книгу своих стихов, в которой он выступает и иллюстратором. Первая книга «Троллейбус» вышла в 2011 году. Мы хотели иллюстрировать её все вместе, но Юра сказал, что хочет сделать всё сам. Сказал и сделал».

Юрий Бейлезон. «Юра заканчивает вторую книгу своих стихов, в которой он выступает и иллюстратором. Первая книга «Троллейбус» вышла в 2011 году. Мы хотели иллюстрировать её все вместе, но Юра сказал, что хочет сделать всё сам. Сказал и сделал».

Илья Полтавцев. «Разбирала свои блокноты, нашла стихи Ильи. Это 2007 год». Я зиму люблю, потому что снег. Я осень люблю, потому что дождь. Я весну люблю, потому что трава. Я лето люблю, потому что змея.

Илья Полтавцев. «Разбирала свои блокноты, нашла стихи Ильи. Это 2007 год».
Я зиму люблю, потому что снег.
Я осень люблю, потому что дождь.
Я весну люблю, потому что трава.
Я лето люблю, потому что змея.

Илья вырезает квадраты для панно «Особые художники». В свое время попросили всех, кто может, принести старые джинсы и теперь делают из них подушки, кораблики, принты для сумок

Илья вырезает квадраты для панно «Особые художники». В свое время попросили всех, кто может, принести старые джинсы и теперь делают из них подушки, кораблики, принты для сумок

«Юрий, Илья, Ратмир и Ануш выкладывают аппликации, подбирают элементы по цвету, как им нравится. Важно, чтобы это был их выбор. Потом этими элементами будет наставляться панно «Особые художники» (на заднем плане)».

«Юрий, Илья, Ратмир и Ануш выкладывают аппликации, подбирают элементы по цвету, как им нравится. Важно, чтобы это был их выбор. Потом этими элементами будет наставляться панно «Особые художники» (на заднем плане)».

 

Алена Трубихина. «Алена мечтает о персональной выставке, и это для неё сейчас большой стимул, чтобы трудиться. Ради выставки она готова рисовать на мольберте, хотя не любит этого».

Алена Трубихина. «Алена мечтает о персональной выставке, и это для неё сейчас большой стимул, чтобы трудиться. Ради выставки она готова рисовать на мольберте, хотя не любит этого».

 Во время занятий можно прийти в студию, посмотреть работы, пообщаться

Во время занятий можно прийти в студию, посмотреть работы, пообщаться

016

Савва Плеханов и Вероника Павленко. Студия «Особые художники» сейчас готовит книгу по конструктивизму, в ней будут ткани, плакаты, разные виды искусства. Савва делает эскиз для ткани. Он — ученик студии, самый юный её участник.

Савва Плеханов и Вероника Павленко. Студия «Особые художники» сейчас готовит книгу по конструктивизму, в ней будут ткани, плакаты, разные виды искусства. Савва делает эскиз для ткани. Он — ученик студии, самый юный её участник

Валентин Кобленц. «Романтичный, вдумчивый, играет на флейте. И очень самостоятельный как художник. Если кто-то подходит и начинает предлагать, как, например, закончить рисунок, всегда говорит: «Я работаю сам».

Валентин Кобленц. «Романтичный, вдумчивый, играет на флейте. И очень самостоятельный как художник. Если кто-то подходит и начинает предлагать, как, например, закончить рисунок, всегда говорит: «Я работаю сам».

 

Леонид Бершицкий. В течение полугода он делает батик, огромный трехметровый шарф. На нем изображены существа, которых он придумал сам и которым он придумал названия. Сейчас все надписи сделаны, шарф практически готов

Леонид Бершицкий. В течение полугода он делает батик, огромный трехметровый шарф. На нем изображены существа, которых он придумал сам и которым он придумал названия. Сейчас все надписи сделаны, шарф практически готов

«Творчество ребят настолько интересное и живое, что в каких-то особых доделках не нуждается».

«Творчество ребят настолько интересное и живое, что в каких-то особых доделках не нуждается».

Вероника в толстовке с рисунком Ратмира Батаева. «Этот рисунок, эмблема другой студии — «Особых мастерских», был нарисован Ратмиром, когда он занимался с Татьяной Лаврентьевой. У большинства, кто занимался с Татьяной рисованием, очень хорошие навыки. У Ратмира удивительное чувство композиции». Надпись на толстовке «Хорошо, что я такой, а не какой-нибудь другой».

Вероника в толстовке с рисунком Ратмира Батаева. «Этот рисунок, эмблема другой студии — «Особых мастерских», был нарисован Ратмиром, когда он занимался с Тамарой Лаврентьевой. У большинства, кто занимался с Тамарой рисованием, очень хорошие навыки. У Ратмира удивительное чувство композиции».
Надпись на толстовке «Хорошо, что я такой, а не какой-нибудь другой».

022

Фото Владимира Ештокина

eshtokin ЕШТОКИН Владимир
рубрика: Авторы » Е »
фотограф
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (7 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.